Симптомы

Таблетка от радиации

Фонды Национального музея «Чернобыль» пополнились двумя уникальными экспонатами — картами радиационного загрязнения ЧАЭС и города Припяти, сделанными в первые сутки после ядерной аварии.

— Эти карты до сих пор излучают радиацию, поэтому мы запаяли их в специальный пластик, — говорит заместитель директора Национального музея «Чернобыль» Анна Королевская, демонстрируя нам карты радиационного загрязнения территории Чернобыльской АЭС и города Припяти. — Они были составлены военнослужащими мобильного отряда 427-го отдельного полка гражданской обороны спустя считаные часы после взрыва атомного реактора.

Самым опасным в ходе составления этих карт было проведение замеров уровня радиации на территории Чернобыльской АЭС, прежде всего возле руин реактора. Полковник в отставке киевлянин Александр Логачев рассказал «ФАКТАМ», как он с тремя своими подчиненными, солдатами срочной службы, справился с этим заданием.

«Люди занимались повседневными делами, на улицах играли дети, прогуливались мамы с колясками»

— Наш мобильный отряд дислоцировался в Киеве на Краснозвездном проспекте (ныне проспект Валерия Лобановского), — говорит Александр Логачев. — Ночью 26 апреля нас подняли по тревоге.

Командир отряда полковник Владимир Васильевич Гребенюк сообщил, что на Чернобыльской АЭС произошла авария. Перед выездом мы приняли по шесть таблеток особого препарата — калия йодида. Смысл в том, что йодистый калий заполняет щитовидную железу и «не пускает» туда радиоактивный йод-135.

В шесть утра мы выехали на ЧАЭС. В первый раз наши дозиметры зафиксировали очень высокий уровень радиации у въезда в город атомщиков Припять — возле стелы, которую в народе называли «вымпел». Там в девять часов утра было 150 рентген в час. А смертельная доза — 700 рентген.

Если бы кому-то вздумалось провести тогда возле «вымпела» пять часов кряду, то он получил бы роковые 700 рентген.

— Чем вы занялись, когда приехали в Припять?

— Первым делом несколько наших групп (в том числе я со своим экипажем) начали радиационную разведку в жилмассивах этого города.

Уровень радиации там был во много раз меньше, чем возле «вымпела», но все же значительно превышал предельно допустимые значения — наши дозиметры фиксировали от 200 до 300 миллирентген.

Мы надеялись, что эти показатели стабилизируются, но они, к сожалению, с каждым часом все увеличивались.

Новый «саркофаг» над ЧАЭС показали изнутри: в сеть попали фото и видео

— Было что-либо предпринято для защиты населения?

— Коммунальные машины начали поливать улицы, к ним присоединились специальные машины нашего отряда — нужно было прибить загрязненную радиацией пыль. Мы видели, что город живет обычной жизнью — люди занимались повседневными делами, на улицах играли дети, прогуливались мамы с колясками. Принятие решений по их защите, в том числе об эвакуации города, было в компетенции властей.

— Как получилось, что именно вас направили в самое пекло — замерять радиацию возле четвертого аварийного реактора ЧАЭС?

— Эта было моей служебной обязанностью. Тут нужно пояснить, что в отряде каждый на чем-то специализировался. Моей работой была как раз радиационная разведка.

Александр Логачев: «Через несколько часов после аварии мы приехали в Припять и увидели, что город живет обычной жизнью» (Фото Сергея ТУШИНСКОГО, «ФАКТЫ»

Таблетка от радиации

В тот же день после обеда командир приказал мне ехать с ним в горком партии, где расположилась правительственная комиссия по ликвидации последствий аварии.

Зашли в кабинет председателя исполкома города Владимира Павловича Волошко. Он поставил перед нашим отрядом задачу дезактивировать промплощадку аварийного четвертого энергоблока.

Волошко тогда еще не знал, насколько грандиозна эта задача, ведь еще не было ясности о том, что произошло на ЧАЭС.

Так как мне предстояло провести радиационную разведку, я попросил карту территории атомной станции — чтобы наносить на ней уровни радиации. Волошко достал карту (а вернее, кальку с плана станции) из сейфа. Я внимательно ее рассмотрел и сказал, что аварийный четвертый энергоблок на ней не обозначен. Владимир Павлович нарисовал карандашом квадрат, перечеркнул его и объявил: «Вот здесь».

«Когда наши офицеры вернулись с ЧАЭС в белых костюмах и бахилах, командир пошутил: «А это что за гинекологи?!»

— На чем вы поехали к эпицентру ядерной катастрофы?

— На боевой разведывательно-дозорной машине (БРДМ), оснащенной приборами для химической, бактериологической, радиационной разведки. Я был командиром этой машины. Взял с собой троих солдат-срочников — Эрлана Тимиргалиева, Евгения Власкина (он следил за показателями дозиметра, называл их мне, а я наносил эти данные на карту) и водителя Гаюра Исламова.

Мы попытались проехать к аварийному реактору через административный корпус ЧАЭС. Кстати, возле этого здания загрязнение было наименьшим на территории станции. Однако нас не пропустили дежурившие там солдаты внутренних войск (они были в защитных резиновых химкостюмах). Пришлось ехать в объезд вдоль пруда-охладителя. Мы смотрели вокруг через стекло БРДМ.

Солнце светило нам в глаза, и в какой-то момент я обратил внимание, что в кабине пыль. Она явно залетела с улицы. «Как же так, — думаю, — бойцы ведь должны были включить фильтровентиляционную установку». «Почему здесь пыль?» — спрашиваю у них. Оказалось, они установку включили, но без фильтра.

«Можете открыть люк, высунуться наружу и сфотографироваться на дембельский альбом!» — с досадой пошутил я.

Люк мы таки приоткрыли — в БРДМ было очень жарко, а отказываться от проветривания не было смысла — пыль проникала внутрь.

— Вам тогда было страшно?

— Не сочтите это бравадой, но страха не испытывал. Я ведь профессионал — знаю, как себя вести в условиях радиационного загрязнения. Скажу честно: ехал на выполнение опасного задания с чувством любопытства — хотелось своими глазами увидеть, что произошло на четвертом энергоблоке.

«В Чернобыле есть действительно опасные места»: журналист из Донецка стал гидом по Зоне отчуждения

— Броня вашей машины защищала от радиации?

— В общем-то, да — ее толщина семь миллиметров. Считается, что она снижает радиационную нагрузку на экипаж в четыре раза.

— Как близко вы подъехали к разрушенному реактору?

— Метров на 25—50. Ближе не позволили валявшиеся вокруг руин реактора куски графита и строительных конструкций. Евгений Власкин объявил тогда упавшим голосом: «Товарищ командир, тут 2080 рентген!» Мы увидели возле энергоблока гору обломков. Над ними поднимался дым.

Одна из стен разрушена. Нужно было побыстрее уносить оттуда ноги. Ведь чем меньше времени находишься в опасном месте, тем меньшую дозу облучения получишь.

Одна из стен разрушена. Нужно было побыстрее уносить оттуда ноги. Ведь чем меньше времени находишься в опасном месте, тем меньшую дозу облучения получишь.

Я скомандовал Исламову ехать за здание стоявшей неподалеку столовой «Электрон» — рассчитывал, что укроемся там от прямого облучения, исходящего от руин реактора. Но и около столовой дозиметр показал очень высокий уровень радиации — 1440 рентген.

На большой скорости мы помчались в Припять — нужно было доложить о результатах радиационной разведки. Сделать это по рации оказалось невозможным — радиация вывела ее из строя.

В горкоме партии с нетерпением ждали нашего возвращения. Карту немедленно представили членам правительственной комиссии.

— Как вы себя чувствовали после того, как побывали возле руин реактора?

— Прекрасно — ни малейших симптомов недомогания. Мне было хорошо на душе оттого, что отлично выполнил свою работу.

По приказу командира нашего отряда я в этот же день еще раз съездил на радиационную разведку на ЧАЭС, но на этот раз командир сказал, чтобы к аварийному реактору не приближался.

Мы потом опять приняли по шесть таблеток калия йодида. Правда, вряд ли в этом был смысл, ведь уже побыли в условиях сильного радиационного загрязнения.

— Вам предоставили возможность смыть с себя радиоактивную пыль, поменять загрязненную радиацией форму на чистую?

— С этим сразу не сложилось. Главное было выспаться, ведь накануне нас подняли с постелей среди ночи. На ночлег мы устроились в принадлежащих милиции боксах. Кроватей и матрасов там не было. Спали на чем придется, в том числе на снятых с петель дверях.

Кстати, на следующий день мне с еще одним офицером довелось побывать в знаменитом «бункере» под административным корпусом ЧАЭС — нужно было доложить начальству радиационную обстановку. На входе в бункер стояли «рамки» — приборы, которые измеряли, насколько загрязнены люди, которые туда заходят.

На нас с коллегой «рамки» отреагировали воем сирены. Охрана попросила: «Мужики, переоденьтесь». Нам предложили новенькие белые спецкостюмы и такого же цвета бахилы, которые носит персонал АЭС. Можно было поверх этого надеть пластиковый костюм.

«Мы же военные — куда нам в таком ходить», — пояснили мы свой отказ.

Проходили в одном и том же обмундировании все три дня пребывания на ЧАЭС. Нас отправили в Киев вечером 29 апреля. Уровень радиации в моей БРДМ был около 50 рентген. Так что ее впоследствии пришлось отправить на «могильник» в 30-километровую зону.

Проходили в одном и том же обмундировании все три дня пребывания на ЧАЭС. Нас отправили в Киев вечером 29 апреля. Уровень радиации в моей БРДМ был около 50 рентген. Так что ее впоследствии пришлось отправить на «могильник» в 30-километровую зону.

Домой (я тогда жил на массиве Оболонь) пришел, не меняя обмундирования. Потом пришлось выкинуть не только его, но и вещи, лежавшие с ним рядом. Я и другие офицеры стали ходить на службу в гражданской одежде.

Начальник штаба полка возмутился: что, мол, за цирк! Тогда нам выдали новые комплекты формы.

В последующие дни из нашего полка стали отправлять на ЧАЭС офицеров. Они возвращались после работы на ликвидации последствий аварии в белых костюмах, шапочках и бахилах. Когда командир увидел их на плацу на утреннем разводе, с недоумением спросил: «А это что за гинекологи?!»

«Мир не узнал бы о Чернобыльской трагедии, если бы радиационное облако не пересекло границы СССР»

— Как удалось сохранить карты радиационного загрязнения ЧАЭС и Припяти, которые вы составили в первые сутки после взрыва реактора?

— Они находились у командира нашего отряда Гребенюка. Подлинность этих карт не вызывает сомнений: они до сих пор излучают радиацию.

— Гребенюк мне о них рассказывал, и я уговорил его передать их нам, — вспоминает старший научный сотрудник Национального музея «Чернобыль» Сергей Бабаков. — Знаю, что после выхода на пенсию он хранил эти карты у себя в гараже.

Запечатленная на них информация является неопровержимым подтверждением того, что советские власти совершили преступление по отношению к жителям Припяти и других населенных пунктов, попавших в зону радиационного загрязнения.

Ведь при таких уровнях радиации (200—300 миллирентген) население следовало немедленно оповестить об опасности, сообщить людям, как себя защитить: закрыть окна в квартирах, проводить влажную уборку, не выпускать детей на улицу и не выходить самим. К сожалению, это не было сделано.

В результате люди получили значительные дозы облучения, особенно сельские жители. Ведь в теплое время года они весь день проводят на улице. А в конце апреля — мае 1986 года как раз стояла сильная жара.

Анна Королевская и Сергей Бабаков рассказали, что карты до сих пор излучают радиацию, поэтому их пришлось запаять в пластик (Фото Национального музея «Чернобыль»)

Таблетка от радиации

Эксклюзивный материал «Чернобыль может стать туристической Меккой Украины: как попасть в „Зону“ и чем это опасно» читайте на сайте «ФАКТОВ».

Напомним, что вскоре после Чернобыльской катастрофы многие строительные институты Советского Союза занялись разработкой проектов объекта «Укрытие» (саркофага), под который предстояло спрятать руины четвертого энергоблока ЧАЭС. О строительстве саркофага «ФАКТАМ» рассказал научный сотрудник киевского музея «Чернобыль» Сергей Бабаков.

Открыто лекарство, которое защитит мозг от воздействия космической радиации

Одной из главных проблем освоения космоса является не столько отсутствие кислорода и продуктов питания (все это успешно синтезируется и выращивается на той же МКС уже сегодня), а космическая радиация.

Радиационный фон ионизирующего излучения за пределами защищающей нас магнитосферы в сотни раз выше, чем на поверхности нашей планеты. И тканью, которая больше всего подвержена воздействию космической радиации, является нервная ткань головного мозга, разрушающаяся крайне быстро.

Но недавно было изобретено лекарство, которое поможет справиться с повреждением клеток мозга.

Таблетка от радиации

Нередко у людей, находившихся в космосе долгое время, наблюдаются расстройства когнитивных функций и ряд других неврологических отклонений. Именно с этими проявлениями и решили бороться ученые из Калифорнийского университета в Сан-Франциско.

Они решили использовать экспериментальный препарат PLX5622, который в данный момент проходит клинические испытания в качестве средства против онкологических заболеваний.

Принцип действия PLX5622 заключается в блокировании рецептора CSF1R, который вызывает активацию повреждений нервной ткани при радиационном поражении.

На базе одной из лабораторий NASA, а именно в NASA Space Radiation Laboratory в Нью-Йорке, эксперты изучили группу мышей. Их облучили сопоставимым с космическим уровнем радиации, а затем разделили на две группы.

Одна на протяжении 15 дней получала PLX5622, а вторая оставалась без лечения.

В итоге через 90 дней у второй группы, оставшейся без лекарства, начали проявляться отдаленные последствия облучения вроде нарушения когнитивных функций, расстройств нервной системы и восприятия, в то время как первая группа осталась полностью здорова.

В ходе дальнейших экспериментов выяснилось, что в мозговой ткани заболевших грызунов обнаружилось большое количество активированных иммуноцитов (микроглии) нервной системы, а также разрушение большого количества синапсов.

Таким образом было высказано предположение о том, что PLX5622 подавляет активность микроглии, что не приводит к повреждению клеток мозга.

Таким образом было высказано предположение о том, что PLX5622 подавляет активность микроглии, что не приводит к повреждению клеток мозга.

Но самый большой полюс препарата состоит в том, что он защищает мозговую ткань даже спустя довольно длительное время после проведения курса лечения, а значит вполне пригоден для длительных космических миссий.

Fox News о «Чернобыле»: Почему после взрыва реактора ЧАЭС люди принимали йод в таблетках?

Таблетки с йодом не дают прямую защиту от радиации, однако, логика в их применении все же есть.

После взрыва на ЧАЭС людям раздавали таблетки с йодом для защиты от радиации / фото УНИАН

Персонаж сериала «Чернобыль» советский ядерный физик Ульяна Хомюк, узнав о большом выбросе радиоактивных материалов где-то неподалеку, немедленно достала таблетки с йодом. Затем она неоднократно призывала и других принимать их. Так зачем же нужны такие таблетки? Как такой простой элемент как йод может защитить от радиации?

Как пишет Fox News, короткий ответ в том, что он не имеет никакого прямого эффекта в борьбе с облучением. Однако, йод предлагает некоторую косвенную защиту. Он не связывает высвобожденные электроны и не убирает радиоактивную пыль из питьевой воды. Он также не влияет на процессы в теле, чтобы сократить риски от облучения. Однако, существуют определенные особенности.

Йодид способен защитить сердце от реперфузійного повреждения

При нормальных условиях человеческое тело довольно жадное на йод. Щитовидная железа нуждается в этом химическом элементе. И без него она не может вырабатывать те гормоны, что и обычно. В люди с дефицитом йода железа увеличивается.

У детей могут возникнуть даже проблемы с интеллектуальным развитием, согласно данным Американской ассоциации щитовидной железы. В США и других странах йод добавляют к столовой соли, чтобы сократить угрозы для здоровья. Однако, важное вещество, как и все основные химические элементы, имеет различные изотопы или вариации.

Каждый изотоп йода имеет одинаковое количество протонов. Но количество нейтронов разное.

В природе на Земле существует лишь один из них – йод-127, который состоит из 53 протонов и 74 нейтронов. Его радиоактивность незначительна. Однако, в процессе распада атомов урана в ядерном реакторе, образуются меньшие атомы. Чаще всего это йод-131.

В природе на Земле существует лишь один из них – йод-127, который состоит из 53 протонов и 74 нейтронов. Его радиоактивность незначительна. Однако, в процессе распада атомов урана в ядерном реакторе, образуются меньшие атомы. Чаще всего это йод-131.

Разница между этим изотопом и нормальным йодом-127 невелика: лишь четыре дополнительных электрона. Но йод-131 радиоактивный. Он стреляет нейтронами и быстро распадается. Период полураспада длится всего восемь дней. То есть за это время его количество сокращается на половину.

The Atlantic: «Чернобыль» напоминает, как миру повезло с распадом СССР

Человеческое тело не отличает эти два изотопа. Поэтому щитовидная железа начнет жадно поглощать большие количества радиоактивного йода-131.

После этого опасное вещество закрепится в теле, распространяя радиацию по соседним тканям и разрушая ДНК.

Если принимать нормальный йод в больших количествах, теоретически это может удовлетворить жажду тела к веществу и не позволить ему поглотить полученный йод-131. Но действовать нужно очень быстро.

По словам инженера ядерных реакторов из Университета Иллинойса Катрин Хафф, йод-131 «очень мобильный» в окружающей среде. Вещество попадает в воду, из которой его поглощают растения, а те, в свою очередь, передают ее животным. Когда радиоактивный йод попадает в окружающую среду, от него очень трудно избавиться, пока он сам не распадется.

К счастью, ядерные аварии – это очень редкое явление. Поэтому исчерпывающих исследований последствий выброса радиоактивного йода нет. Однако после катастрофы в Чернобыле, которая сопровождалась наибольшим распространением вещества в истории, была замечена вспышка заболеваемости раком щитовидной железы у детей в пределах пострадавших территорий.

The Guardian: Украине придется разобраться с наплывом туристов в Чернобыль

Согласно отчету, опубликованному в апреле 2000 года в журнале Reviews in Endocrine and Metabolic Disorders, от рака щитовидной железы в Украине среди детей до 15 лет страдали три ребенка на миллион.

До аварии на ЧАЭС этот показатель был втрое меньше. В Беларуси наблюдался скачок до 30 детей на миллион. А в Гомельской области болезнь начала наблюдаться у 100 детей на миллион.

До аварии на ЧАЭС этот показатель был втрое меньше. В Беларуси наблюдался скачок до 30 детей на миллион. А в Гомельской области болезнь начала наблюдаться у 100 детей на миллион.

Чернобыльская АЭС расположена в 12 километрах от белорусской границы.

Не известно, помогли ли таблетки с йодом спасти жизнь. Йодид калия действительно раздавали после аварии. Однако, никто ничего не делал в течение нескольких первых дней после взрыва четвертого реактора.

И даже позже использование препарата было «очень неправильно». Вместе с тем, в США остается стандартной практикой раздача таблеток с йодом людям, которые живут вблизи АЭС.

Также на случай аварии, Комиссия по ядерной регуляции США советует людям немедленно принять таблетки.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

ИноСМИ

телеграм-канал переводов зарубежной прессы

Читать в Telegram

Материал из Lurkmore

Он самый в оригинальной упаковке

Тарен — противоядие от действия ФОВ. Применяется против отравляющих веществ фосфор-органического ряда (и наоборот). В одной таблетке 0,006 г чистого тарена. Применяют таблетку под язык, повторный прием возможен не ранее чем через 6 часов.

Помимо основного действия вызывает изменение сознания и реалистичные галлюцинации. Аптечки раньше в огромных количествах встречались в заброшенных бомбоубежищах и складах ГО, что делало тарен широко доступным для самостоятельных исследователей.

[править] Действие

Аптечка индивидуальная

png» width=»15″ alt>Тарен в местах обитания

Мечта психонавта

jpg» width=»180″ class=»thumbimage»> Так выглядит процесс поиска

Действие тарена довольно любопытное.

Заключается оно в том, что приход и конец очередного галюна незаметен, и абсолютно не контролируется, то есть никакие самовнушения не помогут, а результатом является полный неадекват и многочисленные глюки.

Если под той же кислотой или сибирью юзер осознает, что он упорот и может отличить реальность от нереальности, то тареновые глюки предательски реалистичны и убедительны. В момент полного накрыва появляются провалы в памяти.

То есть пациент идущий по улице, и по его мнению полностью себя контролирующий, внезапно может себя обнаружить ползающим по земле и собирающим опавшие листья, будучи уверенным секунду назад, что это деньги.

Сильно притупляется зрение — это многократно усиленная близорукость, за счёт чего и происходит большая часть видений, так как упоротый мозг дорисовывает реальность на свой манер. Мочеиспускание превращается в неописуемый кайф, схожий с оргазмом (по-видимому из-за возбуждения рецепторов, отвечающих за это). Еще один побочный эффект — это т. н.

«измена», то есть воспалённое воображение может в сто раз нагрузить или приукрасить любое событие. Например, то же ухудшение зрения может испортиться «навсегда», поциент в панике будет звонить в скорую, скорая приедет, ну а о последствиях догадайтесь сами. Тяжесть предметов многократно меняется — у одних пачка сигарет весит с полкило, двухлитровую бутыль Кока-Колы, взятую на случай сушняка, можно и вовсе не дотащить; у других — наоборот появлялось чувство лёгкости — мобильник или ключи, к примеру, вообще ничего не весили и, подброшенные вверх, как правило, навсегда улетали в космос. Другой побочный эффект — провалы в памяти. К примеру, можно минут десять рассказывать товарищу какую-нибудь историю, потом остановиться на секунду и тут же все напрочь забыть.

Таблеток эдак пять, самое начало веселья, IRL-симуляция.

Одним из характерных ощущений является чувство прилипания к асфальту, подошвы липнут к поверхностям, как будто идешь по битуму и при каждом шаге ногу приходится выдергивать резким движением. Представьте группу потребителей, прилагающих неимоверные усилия, чтобы добраться по этому битумному болоту из А в Б.

Также под действием препарата абсолютно невозможно читать печатные тексты размером меньше 36. Буквы начинают меняться, как на старом табло аэропорта, перелистываясь много раз в секунду. Происходит это, как назло, только в фокусе зрения, на периферии буквы не меняются.

А еще, принявший воспринимает высоту сильно преувеличенно, сидение на барном стуле становится для него похоже на балансирование на одноколесном велосипеде на вершине Останкинской телебашни.

Психонавт-кун таже предупреждает, что рот время от времени говорит что-то «сам», вне зависимости от воли хозяина.

Психонавт-кун таже предупреждает, что рот время от времени говорит что-то «сам», вне зависимости от воли хозяина.

Это самый «палевный» эффект и если поблизости есть мамка, то можно неиллюзорно спалиться на том, что на вопрос «Ты уже обедал?» твой рот ответит: «Протри зеркало».

Совершенно не описан чародейский эффект внезапного столкновения двух принявших вещество( независимо друг от друга) индивидов, и напрасно. Этому можно было бы посвятить целую главу.

И главное, не берите с собой ничего, а лучше возьмите с собой бумажку, на которой написано «я не брал с собой телефон, ключи, кошелек, документы на квартиру, жену, ребенка, маму, Жучку, Мурку, фамильные драгоценности, ружье, хомяка, попугайчика», потому, что самой распространенный фейл в тареновом трипе это ощущение, что потерял что-то важное, причем потерявший впадает от этой мысли в нешуточную панику и заводит на эту тему своих однотрипников, в результате путешествие заканчивается переворачиванием квартиры в поисках «потерянных» ключей или увлекательным квестом «Найди Барбоса, которого не было» на чужом районе с привлечением сочувствующих прохожих.

Наутро в памяти остаются лишь около 40% клипов, рандомно выдернутых из вчерашнего трипа.

Также присутствует «эффект толпы» — люди, коллективно употребившие препарат (как правило, это трое, съевшие по две таблетки), становятся невероятно доверчивыми и моментально видят то же, что и один из них, то есть, если озвучить какой-либо глюк, его моментально увидят и товарищи, вследствие чего и происходит большинство палева под этим веществом.

Классические глюки: во-первых, танцуют предметы (например, бокалы в шкафу или рисунок на обоях), во-вторых, «выпадают глаза» (приходится придерживать глаза рукой, чтобы они на пол не ёбнулись), в-третьих, время от времени кажется, будто кто-то где-то снимает со вспышкой, от чего в глазах то и дело сверкает.

В сочетании с алкоголем — адовЪ пиздецЪ, можно расстрелять дом престарелых и изнасиловать детский сад, или наоборот (причем само здание расстрелять и изнасиловать, искренне думая, что насилуешь@стреляешь таки людей), наутро ничего помнить не будешь.

Также имеется версия, согласно которой тарен — это не столько противоядие ФОВ, сколько служит для того, чтобы личный состав, уже получивший смертельную дозу зарина, зомана и т. п.

Также имеется версия, согласно которой тарен — это не столько противоядие ФОВ, сколько служит для того, чтобы личный состав, уже получивший смертельную дозу зарина, зомана и т. п.

, смог еще какое-то время выполнять боевую задачу, а не лежал обосравшийся с пеной изо рта и носа при этом конвульсивно подёргиваясь. Или, по крайней мере, не деморализовывал таким своим видом бойцов с исправными противогазами. Ну или добежал до госпиталя своим ходом, но это в идеальном мире.

Основания для этого таки есть — ФОВ являются ингибиторами ацетилхолинэстеразы, причем необратимыми.

И для того, чтобы полностью избавиться от последствий отравления (то есть не склеить ласты, обосравшись, обоссавшись, обблевавшись, исходя слюной, соплями и корчась в судорогах, все это одновременно!), нужен еще и реактиватор этой самой ацетилхолинэстеразы (дипироксим, изонитрозин). Каковым вышеупомянутый тарен, увы и ах, не является.

Версия же официальной военной науки озвучена в Педивикии:

То есть, тарен блокирует то, что могло бы создать некоторые неудобства принявшему дозу ФОВ, которые блокируют другое. В результате получается забавная картина — в организме заблокировано два важных звена, необходимых для нормальной жизнедеятельности, но, ЧСХ — организм жив. По крайней мере, некоторое время. Так что, анонимусу сказали правду, но недообъяснили, в чем там суть.

[править] Побочки

[править] Мини-гайд

Мемом тарен стал в первую очередь среди диггеров и сталкеров, регулярно сталкивающихся с данным средством (и многие из которых, конечно же, не преминули его попробовать). Считается, что Вадим Михайлов регулярно употребляет тарен и описывает свои приходы под видом рассказов о московских подземельях.

Алсо тарен, ровно как и дурман, атропин, и прочие холинолитики, хоть и являются веществами, но не пригодны для получения кайфа.

Если тарен уже внутри, а вы теперь проклинаете белый свет, курните маленькую ляпочку гашиша и ложитесь спать. Иногда помогает… так или иначе — хуже уже не будет, если, конечно, с гашишем не переберёте, иначе придётся настраиваться на Радонеж.

[править] См. также

[править] Творчество

Прими таблетку — умри от радиации — МК

В аптечке на случай ядерной войны обнаружены опасные лекарства

Не дай бог нам всем пережить ядерную войну. Но готовым нужно быть ко всему. Из этих соображений еще со времен СССР производили специальные аптечки — оранжевые пластиковые коробочки с капсулами.

Внутри — радиозащитные и противобактериальные средства. Если в случае катастрофы успеешь принять пару нужных капсул, то шансы выжить есть. Точнее, были. Теперь сами АИ-2 (так называют аптечки) опасны.

Столичный Департамент здравоохранения забил тревогу и разослал предупреждения.

В первый раз скандал с аптечками АИ-2 разразился несколько лет назад. Выяснилось, что они стали пользоваться бешеной популярностью у наркоманов, «распробовавших» входящий в их состав препарат тарен.

И аптечки АИ-2 регулярно пропадали со складов, пока тарен официально не вычеркнули из ее состава. Но тут пришла другая напасть. Препарат для радиологической защиты цистамин в 2007 году прекратили выпускать в России из-за нерентабельности.

Производители обратились в МЧС с просьбой заменить его йодидом калия, не вдаваясь в тонкости. А те были.

Во-первых, препараты все же разные.

— Йодид калия предназначен для предохранения щитовидной железы от радиационного поражения, — объясняют эксперты. — Для защиты других органов человека он бесполезен. Цистамин же обладает более широким спектром воздействия: компенсирует разрушительный эффект ионизирующего излучения на клеточном уровне в различных тканях.

Во-вторых, дозировка у них сильно отличается. Йодид калия нужно использовать в разы меньше. А коммерсанты почему-то об этом забыли и инструкцию оставили прежней.

— В случае аварии на какой-нибудь атомной станции люди будут принимать таблетки так, как указано в инструкции, — говорит зам. директора предприятия, специализирующегося на средствах защиты гражданской обороны Сергей Ковалев.

— То есть 13 таблеток по 125 мг в сутки. Прием такой дозы в первый день приведет к сбою в работе всей эндокринной системы — и люди могут стать инвалидами на всю жизнь.

Некоторые (например с хронической почечной недостаточностью) могут умереть.

Только одно предприятие за последнее время распространило по всей России примерно 500 000 потенциально опасных аптечек АИ-2. Когда в Департаменте здравоохранения Москвы об этом узнали, срочно разослали в различные учреждения (в первую очередь военные и гражданской обороны) предупреждения — в случае ЧП не принимать препараты из аптечки по инструкции.

— Мы подготовили памятку населению, — говорят провизоры оргметодотдела департамента. — И там как раз указали правильную дозировку калия йодида — 1 таблетка в сутки. Мы поясняем, что если больше, это может привести к коме. А вообще это только кажется, что аптечку АИ-2 используют редко и опасность ошибки не страшна. У военных, спасателей, работников атомных станций она всегда в кармане.

Теоретически от АИ-2 уже могли пострадать некоторые жители Дальнего Востока. После аварии на АЭС в Японии они покупали те самые оранжевые коробочки в ближайших аптеках. К сведению, на каждом предприятии по закону о гражданской обороне такие аптечки должны быть (рассчитанные на 100% рабочих в организациях, расположенных рядом с атомными станциями, и на 30% — для остальных).

Теоретически от АИ-2 уже могли пострадать некоторые жители Дальнего Востока. После аварии на АЭС в Японии они покупали те самые оранжевые коробочки в ближайших аптеках. К сведению, на каждом предприятии по закону о гражданской обороне такие аптечки должны быть (рассчитанные на 100% рабочих в организациях, расположенных рядом с атомными станциями, и на 30% — для остальных).

Когда поднялся шум, производители заговорили, что замена фармацевтического содержимого согласована с органом по сертификации… шовных и полимерных материалов. Эксперты возмущаются: эдак можно было согласовать и с органом по сертификации ковровых покрытий или еще чего!

Недавно Минздрав издал приказ об отмене АИ-2 (вместо нее будет АИ-4). Но аптечку по-прежнему продолжают производить и продавать. Некоторые коммерсанты, правда, в инструкции снизили дозировку до 2 таблеток в сутки. Но и это, по мнению медиков, очень много.

А еще специалисты поражаются, что в отличие от АИ-2 в современной пеналы для лекарства имеют одинаковую форму (в целях экономии) и не позволяют определить нужный препарат на ощупь в темноте или при временной потере зрения. Так что можно принять вообще не то средство, что нужно.

И тогда пусть потомки гадают — от чего в действительности умер…

Йодные таблетки — stuk-ru — STUK

Накопление радиоактивных изотопов йода в щитовидной железе можно уменьшать с помощью приема таблетированного йода. Эффективность йода зависит от времени его приема. В связи с этим таблетки следует принимать только по рекомендации органов власти.

В случае серьезной аварии на АЭС радиоактивный йод может выбрасываться в атмосферу. Йод попадает в организм через органы дыхания и накапливается в щитовидной железе. Доза облучения может вызвать рак щитовидной железы или гипотиреоз.

Если ожидается повышенный уровень радиоактивного йода в воздухе,  людям будет рекомендовано принимать йодную таблетку. Таким образом можно предотвратить накопление радиоактивных изотопов йода в щитовидной железе. Стабильный йод (йодид калия) в таблетке насыщает щитовидную железу, и поглощение радиоактивного йода предотвращается.

Прием йодных таблеток особенно важен детям и беременным женщинам ввиду повышенной чувствительности щитовидной железы к излучению у детей и подростков. Если таблетки в дефиците, их дают детям и беременным женщинам.

Большое значение имеет время приема таблетки. Принимая таблетку слишком рано или поздно, вы снижаете ее эффективность. Йодные таблетки не защищают от других радиоактивных веществ.

Йодная таблетка защищает только щитовидную железу и не уменьшает другое облучение. Если выдано распоряжение укрыться в помещении, нельзя выходить на улицу за таблетками. Укрытие в помещении значительно уменьшает количество радиоактивных веществ, попадающих в организм, и снижает дозу облучения щитовидной железы. Укрытие в помещении — это главная мера, а прием йодной таблетки — вторичная.

Инструкция по применению таблеток

Не принимайте йодную таблетку

Где взять йодную таблетку

Таблетированный йод можно приобрести в аптеках.

Органы власти рекомендуют

В радиусе 5 км от атомной электростанции приобретение и раздачу йодных таблеток осуществляет энергетическая компания.

Оцените статью
Добавить комментарий